"Оханна. Туризм и отдых с удовольствием!"

Проект по развитию туристического потенциала Оханского района

"Оханна. Туризм и отдых с удовольствием!"

представительство в г.Пермь:

г. Пермь ул. Ленина, 66

8 (342) 254-01-60

Навигация

Система управления

Наши партнеры:

Поход Ермака

Поход Ермака.

Одиннадцать картин заслуженного художника 
Павла Шардакова - своеобразная баллада 
о народном герое, присоединившем к России богатейший край 
по имени Сибирь. 
Написаны эти работы в лучших традициях русской иконописной школы и представляют собой единственный в мире музей Ермака в городе Чусовом Пермской области. О том, как создавался этот уникальный историко-этнографический комплекс, рассказывает сегодня наш волгоградский корреспондент, спустя 420 лет со дня начала знаменитого похода казацкого атамана за рубежи земли русской. 
- Товарищи учащиеся! После того, как Павлу Шардакову, Борису Прокофьеву и Вячеславу Романову случайно удалось продать свой эскиз "Ермак на Чусовой" нашему краеведческому музею, они страшно загордились и стали считать себя чуть ли не Суриковым в трех лицах. Вы только подумайте. Эти комсомольцы предложили, чтобы сами учащиеся нашего художественно-педагогического училища выбирали себе руководителей дипломной работы! На мой взгляд, это является верхом зазнайства, личной нескромности и перерожденства. Предлагаю комсомольскому собранию отделения ходатайствовать перед дирекцией об исключении из училища Шардакова и его друзей как ярко выраженных носителей черт характера, не свойственных советскому художнику 
Рассказывая об этом эпизоде полувековой давности, мой собеседник Павел Федорович Шардаков грустно улыбается: 
- Таким вот образом я чуть было не пострадал за свою любовь к Ермаку Тимофеевичу. Спасли честные ребята, видевшие в нас не перерожденцев, а трудяг, которые хотят учиться искусству действительно у талантливых людей, а не у бездарей. В общем, исключать нас не стали, а только нашу троицу, которую в училище звали не иначе как Кукрыниксами за умение много и плодотворно работать втроем, разлучили по разным группам. Дескать, нечего задирать нос в таком возрасте. 
А между тем окончил я Свердловское художественно-педагогическое училище не только с красным дипломом, но и с похвалой государственной комиссии, что по тем временам было событием весьма редким, подтверждающим не только высокий уровень профессиональных знаний ученика, но и наличие у него искорки таланта 
Замечу, что история создания музейной картины оставила столь заметный след в судьбе моего собеседника, что я просто обязан рассказать о ней достаточно подробно. Началась же она с того самого дня, когда трое деревенских подростков, оказавшись в Свердловском училище, поклялись друг другу быть лучшими в своей профессии. Для этого по разумению юных живописцев следовало денно и нощно, "не щадя живота своего", трудиться. Именно в этот переломный период их жизни в творчество юных мастеров кисти вмешался Его Величество Случай, о котором японцы говорят, что он является автографом Бога, когда тот не хочет подписываться своим именем. 
В общем, когда преподаватель истории в Свердловском художественном училище Жозефина Марковна поведала своим воспитанникам полную романтики, тревог и опасностей историю присоединения Ермаком к государству российскому Сибири, у Павла не было больше сомнений, какого героя искать ему для своих картин. Только Ермак Тимофеевич и только он. Тем более что начинал свой многотрудный поход отважный и мужественный атаман в тех же местах Пермской области, где и появился на белый свет сам юный художник. 
Тут же Шардаков поделился своим замыслом с друзьями, которые также загорелись идеей воспевания подвига "князя Сибирского". Для этого "заговорщики" съездили несколько раз "на натуру". Прониклись, как им тогда казалось, духом покорителей Сибири и приступили к работе, что называется, в три кисти над своей первой серьезной работой. Следует заметить, что свой первый в жизни "шедевр" юные живописцы творили в тайне от окружающих несколько месяцев. Когда работа была завершена, друзья решились показать его известному на Урале искусствоведу, профессору Борису Павловскому, который вел в училище любимый для ребят предмет "История искусства". Ни слова не говоря, мэтр долго изучал творение рук своих воспитанников, а потом, одобрительно хмыкнув, сразу же стал звонить директору краеведческого музея: 
- Вы знаете, в моих руках сейчас находится великолепный эскиз "Ермак на Чусовой", - заявил Борис Васильевич, глядя на онемевших от восторга учащихся. - В нем есть зерно масштабного замысла. Его выполнили талантливые ребята из училища - мои друзья. Очень советую вам купить у них эскиз для музея, и вы никогда не пожалеете об этом. Ведь вместе с картиной, которую они впоследствии напишут по этой теме, вы будете владеть первым эскизным вариантом. Поверьте мне как искусствоведу - это дорогого стоит! 
Случилось так (вот он, снова перст судьбы), что кто-то из пермских друзей познакомил художника с директором чусовской школы олимпийского резерва Леонардом Постниковым, страстным поборником народного наследия и патриотом уральского края. К тому времени воспитатель спортивной элиты нашел где-то разобранную на дрова часовню и снова собрал, решив сделать в ней музей реки Чусовой. 
- Павел, - обратился он к Шардакову, - хорошо бы нам иметь портрет Ермака в нашем музее! А чтобы тебе легче работалось, давай я тебя свожу в сторожевой городок купцов Строгановых, откуда и двинулся Ермак на завоевание Сибири. Посмотришь на остатки фундамента его укрепления, побродишь по берегу дикой сказочной реки, полюбуешься на заросли леса на ее скалистых берегах и, даст бог, войдешь в тему! 
То, что Бог явно вводит его в тему, Павел Федорович почувствовал, привезя из путешествия половинку кирпича от церковного фундамента чусовского городка. Все три дня, что он писал картину, Шардакову работалось легко и радостно, будто чья-то невидимая рука направляла его кисть. На третий день портрет Ермака Тимофеевича будто ожил. Художник заметил на себе взгляд прославленного атамана, услышал его голос, увидел, как он движется. Нанеся последний штрих на картину, услышал за спиной растерянно-испуганный возглас Постникова: 
- Паша, дорогой, ты не поверишь этому совпадению, но факт остается фактом. Ты вернул к жизни Ермака ровно через 400 лет после дня его гибели! 
Небывалый успех первой картины вдохновил художника, и он предложил Постникову написать новые картины о славных героях-земляках, которые прославили русскую землю своими подвигами. Тот идею поддержал, и Павел Шардаков приступил к работе над целым циклом картин под общим названием "Поход Ермака". Реализация задуманного затянулась на годы. Немудрено. Ведь с самого начала художник ставил перед собой задачу-максимум: конкретные образы людей, имена которых овеяны легендами, отобразить такими, какими их видят местные жители, причем народными изобразительными средствами в традициях русской иконописной школы местного строгановского письма. 
Надо сказать, что для этого требовалось не только вдохновение, но и немалые физические усилия. Дело в том, что Шардаков сам вручную перетирал на яичном желтке краски, сам наносил левкасный грунт на липовые доски по 10-12 слоев, тщательно просушивая и полируя каждый. А когда кончался этот поистине подвижнический труд, Павел Федорович приступал к собственно творческому процессу. И тут его усидчивости и терпению мог бы позавидовать любой монах-схимник. 
Когда новые десять картин были готовы, в торжественной обстановке они также были представлены народу. А для того, чтобы в музей можно было водить с экскурсиями ребятишек, Постников попросил художника написать пояснительный текст к своим картинам в виде мини-рассказов, подобрав к ним эпически-величественную музыку Свиридова, которая, на его взгляд, идеально была созвучна теме реки Чусовой. В итоге получился синтез всех искусств и целое сценическое действие, заканчивающееся песней "Ревела буря" в исполнении профессионального хора, слушая который люди признавались, что ощущают бегающие мурашки по спине. 
- Честно говоря, моя серия о Ермаке на этих 11 картинах не закончена, - вздыхает мой собеседник. - В моей душе, если можно так выразиться, томятся еще две картины. Это "Родословная Ермака" и "Юность Ермака на Чусовой".Содержание этих картин и композиция продуманы до мельчайших подробностей. Давно уже заготовлены и доски под них с соответствующим количеством полированных слоев. Все упирается в то, что эти картины сегодня некому заказывать.